При какой температуре воспламеняется бумага

температура горения бумаги

какой сабж? первое что приходит в голову – 451 по фарингейту, но тут , если мне не изменяет мое подпорченное алкоголем восприятие мира, пишут, что автор облажался с фаренгейтом/цельсием так что интересно
ЗЗЫ просьба не минусовать

первое что приходит в голову – 451 по фарингейту

как так 😕
ЗЫ и какой ответ 😕
ЗЗЫ ответ по цельсию

Уточним вопрос: горения или самовоспламенения?

F == 233 C
Температура самовоспламенения бумаги, только не понятно какой.

Той, на которой печатал Рэй Брэдбери.

хаха
http://en.wikipedia.org/wiki/Fahrenheit_451
Although sources contemporary with the novel’s writing gave the temperature as 450 °C (842 °F Bradbury is believed to have thought “Fahrenheit” made for a better title.
тыц

точно помню что в лотке из бумаги (из тетрадки обычной) можно плавить свинец его T плавления 327 по Цельсию. Конечно надо плюмбум ровным слоем разложить и тд, но получается что температура воспламенения бумаги больше.

я магний зажигал в газете

Бумага хорошо горит, воспламеняется при температуре около 232 °C (или 451 °F, отсюда происходит название одноимённого романа Рея Бредбери).

Блин! Если смотришь википедию, обращай внимание на то, есть ли там подтверждающие ссылки!
Парой постов выше дали нормальный линк. Или чукча писатель?

Although sources contemporary with the novel’s writing gave the temperature as 450 °C (842 °F Bradbury is believed to have thought “Fahrenheit” made for a better title.

Интересно, а 842 °F чем ему не понравились?

however, in an introduction to the 40th anniversary edition of the novel, Bradbury states that a person he spoke with at the local fire department said “Book-paper catches fire at 451 degrees Fahrenheit”.

Понятно, это прямой угол закипает при девяноста градусах.

Могу провести, но в каких условиях? какая бумага, скорость нагрева, концентрация кислорода, способ нагрева? Чего мне за это будет?

господи, наверняка полно ГОСТов (или аналогов) на бумагу где написано какая температура и как меряют

Там же выше была ссылка на Handbook of physical testing of paper.

там две ссылки, на каждую цифру по ссылке.

бумагу можно надрать из разных книжек.
в основном интересуют книги классической художественной литературы, по-моему, в основном они подвергались преследованиям в романе.
если жалко Достоевского, то можно взять газетную бумагу: порой в книгах она не лучше.
ну здесь тебе простор для эксперимента.
скорость нагрева я не знаю. думаю, всё равно.
но если хочешь, тоже можешь поварьировать.
> Чего мне за это будет?
будет целое исследование: зависимость температуры воспламенения бумаги от автора, издательства и скорости нагрева.

скорость нагрева я не знаю. думаю, всё равно.
но если хочешь, тоже можешь поварьировать.

> изучи ГОСТ на воспламенение дизеля к примеру
угу, побежал изучать
> осмотри насколько важна там и скорость нагрева, и еще куча параметров, вплоть до формы сосуда
важна для чего?
> это исследование глупое, без постулирования кучи параметров испытательных условий
интересно, как ты проводишь исследование?
сидишь и ноешь, что тебе не “постулировали кучу параметров”?
по-моему это называется “лаборант”, хотя не уверен.

будет целое исследование: зависимость температуры воспламенения бумаги от автора, издательства и скорости нагрева.

В общем чего тока не сделаешь за шоколадку
Это собственно сам прибор

Это тигелек, куда помещается образец. Для анализа хватает всего 5-10 миллиграмм вещества.

Это результат:

Линия потолще – вес образца в процентах (шкала справа потоньше – тепловой поток между печкой и образцом (вычисляется из разницы в температурах печки и тигля, шкала слева). Внизу – шкала температуры. Скорость нагрева – 10 градусов в минуту, на воздухе.
Видно, что кривая веса образца имеет несколько ступенек.
Сначала, при нагревании примерно до 100С, из бумаги улетает вода и вес немного уменьшается. Затем, градусов до 270, с бумагой ничего не происходит, вес остается постоянным. Выше этой температуры, начинается разложение целлюлозы и прочей органики с небольшим выделением тепла (первый пик на тонкой кривой) и значительным уменьшением массы. При этом образуется довольно много летучих продуктов разложения (чувствовалось по запаху) но самовозгорания не происходит. В результате, бумага темнеет и образуется обугленный материал, который таки да! загорается при температуре чуть выше 450 градусов (на графике – 454С) и дает второй пик тепловыделения. После сгорания, остается небольшое количество золы (около 3%) и дальше масса не меняется.

а.. погодь. в Италию не повезу

офигенно!
спасибо!
думаю, имеет смысл это куда-нть опубликовать, или дать ссылку в википедию на этот пост.
короче, труд не должен пропасть!

боюсь, что при нынешней жаре шоколадка дойдёт до тебя в непотребном состоянии.
а вот когда на каникулы приедешь, пиши — отдам.

думаю, имеет смысл это куда-нть опубликовать, или дать ссылку в википедию на этот пост.

когда есть несколько источников с противоречивой информацией, нельзя доверять ни одному из них, а тут всё описано и сфоткан прибор, графики есть, так что доверия побольше

Температура воспламенения бумаги

“Рукописи не горят!” – писал известный русский прозаик и драматург М. Булгаков. На самом деле легендарная цитата не имеет никакого отношения к реальным фактам. Огонь с легкостью превращает волокнистый материал в пепел, а температура воспламенения бумаги зависит от ее сорта, влажности воздуха, уровня кислорода в атмосфере и мощности источника тепла.

Читать еще:  Как подключить услугу на полном доверии

Суть процесса

С точки зрения науки горение является химической реакцией окисления, в результате которой выделяется тепло, оксид углерода, водород и другие газообразные вещества. Продукты сгорания мы наблюдаем в виде дыма с резким, специфическим запахом. Обычно бумага воспламеняется при наличии окислителя и источника зажигания, но возможно и самовоспламенение. В качестве окислителя выступает кислород, его должно быть не менее 14 % в воздухе.

Сухие бумажные листы или рулоны можно поджечь от открытого пламени, искры электрического или механического происхождения, накаленного предмета. Поглощение бумаги огнем начинается с экзотермической реакции, если вовремя ничего не предпринять, то инициированный зажиганием процесс не затухает и вскорости переходит в устойчивое горение.

Характерные особенности

Как известно, для промышленного производства бумаги используют древесину, волокна хлопка, льна, сено или вторсырье (макулатуру). На первичном этапе переработки в разваренной древесной массе, которой суждено стать материалом для письма, рисования и прочих нужд человека, находится до 95 % воды. После сушки бумага становится плотной, гладкой и чувствительной к огню.

Различные способы печати предъявляют свои требования к листам по плотности, фактуре, цвету, поэтому температура воспламенения бумаги немного отличается в зависимости от ее типа. Так, чтобы загорелась фотография, градусы по шкале Цельсия должны превысить отметку 365 °C. Для получения глянцевого материала в состав добавляют смолу, что способствует ускорению термохимической реакции.

Если хозяйка на кухне имеет дело с материалом из целлюлозы жирного помола, который не обязательно предварительно промасливать, то температура воспламенения бумаги для запекания будет составлять 170 °С. Но, как правило, коэффициент жаростойкости “профессиональных” пекарских пленок с силиконовой пропиткой гораздо выше (до 250-300 °С). Специальная огнеупорная бумага почти не поддерживает горение, обладает хорошей механической прочностью, термостойкое волокно способно выдержать температуру свыше 1 000 °С.

Температура воспламенения бумаги по Цельсию

В России и ряде других стран, включая европейские, для измерения температуры используют градусы Цельсия, которые также применяются в Международной системе единиц (СИ) наряду с кельвином. Андерс Цельсий определил 0 °C как температуру плавления льда, а при 100 °C закипает вода. Что касается температуры воспламенения бумаги, помните знаменитый эпиграф к роману Рэя Брэдбери?

“451 градус по Фаренгейту – температура, при которой воспламеняется и горит бумага.”

Уже после публикации книги “451 градус по Фаренгейту” оказалось, что в названии была допущена ошибка: огонь на поверхности бумажных страниц возникает при температуре 451 градус Цельсия, а не по шкале Фаренгейта. Позже автор бестселлера признался, что после консультации со знакомым пожарным попросту спутал температурные эквиваленты.

Температура воспламенения бумаги по Фаренгейту

Жителям Англии и Соединенных Штатов привычнее пользоваться шкалой Фаренгейта, которая названа так в честь физика Габриэля Фаренгейта, где ноль градусов Цельсия – это 32 °F. Длительное время шкалу немецкого ученого применяли во всех англоговорящих странах, однако в конце 70-х годов прошлого века ее практически полностью вытеснила шкала Цельсия. Температурой замерзания воды по Фаренгейту стали + 32°, а температурой кипения + 212°. Путем несложных подсчетов можно определить, что процесс горения бумаги или картона запускается, если сухой материал нагреть до 843 градусов по Фаренгейту.

Возгорание или воспламенение: в чем разница

Возгорание считается началом горения бумаги под воздействием источника зажигания. По сути, это стартовый механизм, после которого начинается цепная реакция. Если успеть вовремя отреагировать, то можно ликвидировать возгорание без посторонней помощи.

Воспламенение всегда сопровождается устойчивым пламенем, при этом выделяется свет и теплота, необходимая для поддержания огня. Наибольшую опасность представляет разрыхленная бумага: она достаточно пропитана кислородом, чтобы разжечься от искры или теплоты местного нагрева. К средней температуре возгорания бумаги можно прибавить или отнять несколько градусов, в зависимости от качества волокна и условий горения.

Метод измерения высоких температур

Измерение температуры пламени имеет свои специфические особенности и трудности. Чтобы определить температуру воспламенения бумаги или любого другого горючего материала, нужен пирометр. Его еще называют инфракрасным термометром или термодетектором. Различают оптические, радиационные и спектральные пирометры. Электронное приспособление незаменимо в тех случаях, когда к огню вплотную не подобраться.

Пирометр – это точный инженерный прибор, который предназначен для измерения мощности теплового излучения бесконтактным способом. Устройство служит отличной альтернативой контактным средствам, им дистанционно вычисляют температуру раскаленных объектов или используют в качестве теплолокаторов в различных производственных сферах. Установить, при какой температуре воспламеняется бумага, можно с помощью низкотемпературного пирометра.

Возможно ли самовоспламенение

Резкое самоускорение экзотермических реакций без внешнего воздействия пламени или раскаленного тела ведет к самовоспламенению. Температура самовоспламенения бумаги находится в районе 450 °С. При определении показателя учитывают степень влажности материала, его состав, наличие или отсутствие пигментных красителей. Проще говоря, “костер” из макулатуры способен разжечься самостоятельно, когда температура окружающей среды достигнет критического уровня.

Понижение влажности воздуха и увеличение концентрации кислорода в очаге горения, влияют на температуру самовоспламенения, снижая ее. К тепловому самовозгоранию склонны промасленные листы бумаги после высыхания, а вот ленты в рулонах горят неохотно. Если выделяется тепло и дым, но пламя отсутствует, процесс называют тлением.

Читать еще:  Что значит gap

К слову, иллюзионисты в своих представлениях нередко используют самовоспламеняющуюся бумагу. Например, лист, пропитанный перекисью натрия, быстро и ярко загорается при контакте с небольшим количеством воды. Зрелище весьма эффектное, но довольно опасное, поэтому без определенных технических навыков выполнять “фокус” в домашних условиях не рекомендуется.

Не шутите с огнем!

Бумага представляет серьезную опасность в пожарном смысле, она быстро воспламеняется, активно взаимодействует с парами и газообразными продуктами, содержащимися в воздухе, интенсивно горит. В жилых квартирах и домах источником возгорания может стать газовая плита, перегревшийся или неисправный электроприбор, не потушенная спичка, сигарета. Основной причиной бытовых пожаров является человеческая небрежность, несоблюдение элементарных правил безопасности.

Не оставляйте бумагу вблизи отопительных приборов, не перегружайте электросеть. Нельзя подкладывать картонные листы под телевизор, компьютер, зажженные свечи. Чтобы бумага не стала источником пожара, никогда не курите в постели, храните в доме огнетушитель и плотную ткань – с их помощью пламя не успеет перекинуться на соседние предметы. Спецодежда, а также 100 % хлопковая джинсовая ткань плохо воспламеняется.

Даже если бумага загорелась, действуйте рассудительно и не паникуйте. По возможности ликвидируйте сквозняки – доступ свежего воздуха прибавляет силу огню, закройте лицо от едкого дыма влажным платком, выключите из розеток все электроприборы и, захватив важные документы, покиньте помещение. Зная и строго соблюдая правила безопасного поведения, можно предотвратить распространение огня без риска для жизни.

Подведем итоги

Представить повседневную жизнь человечества без книг, журналов, тетрадей, календарей и прочей печатной продукции практически невозможно. Бумага, которая так высоко ценилась в древнем мире, сыграла исключительную роль в развитии литературы и живописи, образовании. Ее нерациональное использование грозит не только уничтожением миллионов деревьев, но и неизбежно приведет к гуманитарной катастрофе в будущем. Бережно относитесь к бумаге, будьте бдительны и осторожны с огнем – так мы сохраним красоту нашей планеты, сделаем мир лучше!

451 градус — температура, при которой горит бумага.

«Когда-то книгу читали лишь немногие — тут, там, в разных местах. Поэтому и книги могли быть разными. Мир был просторен. Но, когда в мире стало тесно от глаз, локтей, ртов, когда население удвоилось, утроилось, учетверилось, содержание фильмов, радиопередач, журналов, книг снизилось до известного стандарта. Этакая универсальная жвачка».

Рэй Брэдбери «451 градус по Фаренгейту»

Книга на все времена, на все поколения, на любой возраст. Она никогда не потеряет читателей и всегда останется актуальной. И пусть ее будут сжигать сотни непонятых, она всегда будет передаваться из поколения в поколение, она будет жить вечно.

Научно-фантастический роман-антиутопия писателя, о котором шла речь в моей предыдущей статье, Рэй Брэдбери. Мне известны 4 книги антиутопии, которые были прочитаны мною лично Замятин «Мы», Джордж Оруэлл «1984», «Скотный двор» и собственно «451 градус по Фаренгейту». Не одну книгу осуждать не могу, каждую люблю по своему, в каждой свой смысл, каждая чему-то учит. Но самой запоминающей стала именно книга Брэдбери. Она просто заставила думать о том, что творится в нашем обществе. «451 градус по Фаренгейту» написана та правда, от которой мы с вами пытаемся спрятаться. Немного о сюжете. Первый вопрос, который наверняка посетил тех, кто не читал эту книгу, почему она названа имена 451 градус, а не скажем там 458 или 541? В книге написано так:

«. 451 градус по Фаренгейту — температура, при которой воспламеняется и горит бумага».


Следующий вопрос, причем здесь вообще бумага? О какой бумаге идет речь? Так вот, о бумаге самой ценной, самой полезной. Та бумага, что дает нам знания, та, что учит нас читать и писать, та, что учить нас мыслить, бумага, которая называется – книги! По сюжету существуют некие пожарники, которые нужны лишь для того, что сжигать «бесполезные» книги, а не тушить пожар.

« – А вы когда-нибудь читаете книги, которые сжигаете?

– Это карается законом.

– Это неплохая работа. В понедельник жечь книги Эдны Миллей, в среду – Уитмена, в пятницу – Фолкнера. Сжигать в пепел, затем сжечь даже пепел. Таков наш профессиональный девиз.

Они прошли еще немного. Вдруг девушка спросила:

– Правда ли, что когда-то, давно, пожарники тушили пожары, а не разжигали их?

– Нет. Дома всегда были несгораемыми. Поверьте моему слову.

– Странно. Я слыхала, что было время, когда дома загорались сами собой, от какой-нибудь неосторожности. И тогда пожарные были нужны, чтобы тушить огонь.

То есть, хранение книг каралось законом, каждого кого задерживали на месте преступления, арестовывали. И никто и никогда больше этого человека не видел. Также не разрешалась инакомыслие, то есть человек не мог много думать и размышлять о чем-то, это также каралось законом. Роман рассказывает о тоталитарном обществе, о людях, которые потеряли себя. О людях, которые прислуживают правительству, делают то, что им говорят на больших экранах, со встроенными камерами. Работают и работают на «благо» своего государства, будто запрограммированные роботы, которым не нужно ничего кроме материального достатка. Отношения между людьми холодные и потребительские, без лишних слов и движений. Работа. Дом. Экран. Сон.

«И, как и прежде, жечь было наслаждением — приятно было дать волю своему гневу, жечь, рвать, крушить, раздирать в клочья, уничтожать бессмысленную проблему. Нет решения? Так вот же, теперь не будет и проблемы! Огонь разрешает все! »

Но идеальных государств не бывает и всегда, и везде существовали, и будут существовать бунтари, так называемые «одни из рода Магикяна», которые заучивали книги наизусть, чтобы передавать их из поколения в поколение. Они и дают крах тоталитарному обществу.

Читать еще:  Где в вебмани номер кошелька

Знаете, когда я прочитала эту книгу, я написала стих, о нашем нынешнем обществе:

А что мы прячем под масками?

Любовь. Ненависть. Преданность.

Себя же пытаемся сравнивать.

С толпой неизбежно утраченной.

Мы все одинаково мыслящие.

Как роботы стали. Безбожные.

Не верящие. Не любящие.

В себя только все закладываем.

Куда же добро кануло?

Улыбки прохожих потеряны.

Все меньше счастья дарят нам.

Погодные и людские явления.

Все стало для всех доступным.

И нет проблем с информацией.

Все тайны становятся явными.

Никак нам не стать загадкой.

Нас будто бы всех клонировали.

Сознание. Мысли. Спрятали.

Один манекен состряпали.

И жизнь под одну линию.

Но это лишь подозрения.

А ты докажи обратное.

Закрой себя от ненужного.

Найди в серых буднях счастье.

Всех моих мыслей не передать, и словами не описать все то, что заставила почувствовать меня эта книга. Добро, зло, отчаяние, потерянность, глубокое одиночество и глупость. Все это, так четко и метко описывается в книге «451 градус по Фаренгейту». И мне лишь хочется сказать, будьте людьми, радуйтесь каждому мгновению своей жизни, дышите, любите, общайтесь, а главное живите. Полной и прекрасной жизнью.

«Ненавижу римлянина по имени Статус Кво. Шире открой глаза, живи так жадно, как будто через десять секунд умрёшь. Старайся увидеть мир. Он прекрасней любой мечты, созданной на фабрике и оплаченной деньгами. Не проси гарантий, не ищи покоя — такого зверя нет на свете. А если есть, так он сродни обезьяне-ленивцу, которая день-деньской висит на дереве головою вниз и всю свою жизнь проводит в спячке. К чёрту!… Тряхни посильнее дерево, пусть эта ленивая скотина треснется задницей об землю!»

uncle_pafnutiy

Дед Пафнутий

Дачник под прикрытием

” 451 градус по Фаренгейту – температура, при которой воспламеняется и горит бумага.” Рэй Брэдбери

«Книга – распятый ради нас в косный хаос материи светлый Архангел» (Андрей Белый)

В гостях у меня в деревне (на даче) был Аlex Вulldozer, так что фотки его.

И за стаканчиком вискаря вспомнили мы Рея Брэдбери и его роман “451 градус по Фаренгейту”

” – Почему огонь полон для нас такой неизъяснимой прелести? Что влечет к нему и старого и малого? – Огонь – это вечное движение. То, что человек всегда стремился найти, но так и не нашел. Или почти вечное. Если ему не препятствовать, он бы горел,не угасая, в течение всей нашей жизни. И все же, что такое огонь? Тайна. Загадка! Ученые что-то лепечут о трении и молекулах, но, сущности, они ничего не знают.главная прелесть огня в том, что он уничтожает ОТВЕТСТВЕННОСТЬ и ПОСЛЕДСТВИЯ . Если проблема стала чересчур обременительной – в печку ее.”

В моей Глухомани очень часто не бывает электричества, поэтому и приходится иногда готовить на огне.
Мы поставили вариться картофан

И после хорошего ужина Мы решили заняться “креативом” – сделать иллюстрации к Великой книге

«Жечь было наслаждением. Какое-то особое наслаждение видеть, как огонь пожирает вещи, как они чернеют и меняются.»

“Когда школы стали выпускать все больше и больше бегунов, прыгунов, скакунов, пловцов, любителей ковыряться в моторах, летчиков, автогонщиков вместо исследователей, критиков, ученых и людей искусства, слово интеллектуальный стало бранным словом, каким ему и надлежит быть. Человек не терпит того, что выходит за рамки обычного. Вспомните-ка, в школе в одном классе вами был, наверное, какой-нибудь особо одаренный малыш? Он лучше всех читал вслух и чаще всех отвечал на уроках, а другие сидели, как истуканы, и ненавидели его от всего сердца? И кого же вы колотили и всячески истязали после уроков, как не этого мальчишку? Мы все должны быть одинаковыми. Не свободными и равными от рождения, как сказано в конституции, а просто мы все должны стать одинаковыми. Пусть люди станут похожи друг на друга как две капли воды, тогда все будут счастливы, ибо не будет великанов, рядом с которыми другие почувствуют свое ничтожество. Вот! А КНИГА; – это заряженное ружье в доме соседа. СЖЕЧЬ ее! Разрядить ружье! Надо обуздать человеческий разум.”

А еще вспомнился Курт Воннегут

“В десятимиллионном году, по словам Корадубьяна, произойдет грандиозная генеральная уборка. Все документы, относящиеся к периоду между смертью Христа и миллионным годом нашей эры, свалят в одну кучу и сожгут. Это придется сделать, сказал Корадубьян, потому что всякие музеи и архивы займут столько места, что людям буквально негде будет жить. Тот период в миллион лет, к которому относилась вся спаленная ветошь, будет подытожен в учебниках истории одной-единственной фразой: После кончины Иисуса Христа начался период ПЕРЕСТРОЙКИ, длившейся примерно один миллион лет.” (“Сирены Титана”)

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector